Просмотров 604

Первое и важнейшее условие успеха в деле морализаторства состоит в наличии нравственных чувств у человека, к которому обращаются с нравоучением. Отсутствие нравственных чувств оставляет его равнодушным к увещеваниям. Необходим предварительный опыт нравственной деятельности, длительная практика применения необходимых нравственных чувств и социально оправданных нравственных поступков, чтобы их можно было актуализировать посредством указаний нравственного рассудка типа «Где твоя совесть?», «Ты должен», «Как тебе не стыдно!» и пр. В норме эмоции всегда предметно ориентированы. Это означает, что вызвать необходимые эмоции можно путем артикулирования нужных представлений о нравственной ситуации, но только в том случае, если у человека уже есть опыт самопожертвования и сопровождающие его чувства сострадания (морального зла) и нравственного добра (морального удовольствия-поощрения). В противном случае эгоизм не преодолевается, а морализаторство превращается в надоедливую болтовню и дискредитирует нравственное воспитание.

Еще одним важным условием успеха является моральный авторитет дающего указания человека. Авторитет – это способность одних людей, не прибегая к насильственному принуждению, влиять на поступки, мнения и оценки других людей. Моральным авторитетом пользуется человек, обладающий нравственными достоинствами, особенно такими, проявления которых он ожидает от других людей. Если же такими достоинствами он не обладает, то ему, естественно, не верят, его нравственные требования не выполняют, а моральный авторитет такого человека оборачивается ханжеством, лицемерием, демагогией и пустозвонством. Подобное использование нравственного рассудка ведет в тупик и напрочь закрывает путь для нравственного воспитания и переделки личности.

Итак, нравственный рассудок как конструктивный элемент развитого нравственного сознания экзистенциально необходим для регулирования сложных нравственных конфликтов. Без него невозможно осуществление адекватной нравственной оценки, осознание нравственных принципов и нравственного идеала. Сложные нравственные чувства, такие как совесть, долг, достоинство, любовь, патриотизм, возникают только при участии нравственных абстракций. Нравственный рассудок непосредственно «встроен» в мораль, его функциональная роль состоит в организации и поддержании постоянного единства всех элементов нравственного сознания, а с ним и цельности нравственной натуры человека. Теоретическая этика способна лишь к отстраненно-дистантному дискурсу, внешней характеристике морали, описанию ее феноменологических особенностей в системе социальных связей, тогда как нравственный рассудок касается главного – содержания нравственных образов человека, нравственных смыслов и принципов его деятельности. Понять специфику нравственного рассудка невозможно в узких границах этики и эпистемологического мышления. Для этого человека нужно рассматривать целостно, во всем богатстве его жизненных проявлений, и прежде всего с позиций антропологии морали.

 

ЛИТЕРАТУРА

  1. Аристотель. Никомахова этика / Аристотель // Соч.: в 4 т.: пер. с древнегреч. / общ. ред. А. И. Доватура. – М.: Мысль, 1983. – Т. 4. – С. 53–294.
  2. Витгенштейн, Л. Лекция об этике / Л. Витгенштейн // Историко-философский ежегодник. – М.: Наука, 1998. – С. 238–245. – Режим доступа: http://platona.net/load/zhurnaly_po_filosofii/istoriko_filosofskij_ezhegodnik_39_1989/77-1-0-3043
  3. Воеводин, А. П. Эстетическая антропология: монография / А. П. Воеводин. – Луганск: РИО ЛГУВД им. Э. А. Дидоренко, 2010. – 368 с.
  4. Кант, И. Критика способности суждения / И. Кант // Соч.: в 6 т. / под общ. ред. В. Ф. Асмуса. А. В. Гулыги, Т. И. Ойзермана. – М.: Мысль, 1966. – Т. 5. – С. 161–530.
  5. Кант, И. Основы метафизики нравственности / И. Кант // Соч.: в 6 т. / под общ. ред. В. Ф. Асмуса. А. В. Гулыги, Т. И. Ойзермана. – М.: Мысль, 1965. – Т. 4. Ч. 1. – С. 219–310.
  6. Мур, Дж. Принципы этики / Дж. Мур; пер. с англ. Л. В. Коноваловой. – М.: Прогресс, 1984. – 326 с.
  7. Соловьев, Е. А. (Андреевич). Книга о Максиме Горьком и А. П. Чехове: С прил. автобиогр. Горького и портр. Горького и Чехова / Е. А. Соловьев (Андреевич). – СПб.: Тип. А. Е. Колпинского, 1900. – 259 с.
  8. Шаап, С. Человек как мера. Учение Ницше о ресентименте / С. Шаап; пер. с гол. О. Пархомовой. – Киев: Изд-во Жупанского, 2008. – 205 с.
  9. Шульц, П. Философская антропология. Введение для изучающих психологию / П. Шульц; пер. с нем. А. Давидович. – Новосибирск: НГУ, 1996. – 118 с. – Режим доступа: https://studfiles.net/preview/6719381/

 

 

Воеводин А. П. Нравственный рассудок (антропология морали)

В дискуссиях о сущности морали серьезной критике подвергается статус этики как науки, акцентируется неадекватность ее отстраненно-теоретической рациональности непосредственночувственному предмету исследования, вплоть до утверждения Л. Витгенштейном фактической бессмысленности этических оценочных суждений. Сомнение в научной состоятельности этической рациональности обостряет вопрос о практической значимости этического знания, возможностей его применения в практике непосредственного регулировании нравственного поведения людей. Отождествляя мораль с субъективным принятием решения, современная этика растворяет мораль во всем многообразии видов человеческой деятельности, лишает ее собственного предметного содержания, а потому не может непротиворечиво объяснить специфику собственно морального образа, своеобразие его нравственного ценностного смысла. Альтернативой теоретико-этической рациональности (episteme) является рассудительность или практическая рациональность (fronesis), которую в сфере морали представляет «нравственный рассудок» как непосредственное знание индивидом себя, нравственного смысла своих собственных чувственно-моральных состояний. Функциональная роль нравственного рассудка проявляется в понятийном моделировании объективных оснований нравственного конфликта и возможных вариантов разрешения нравственных конфликтов, усилении нравственной стойкости, исправлении ложных нравственных оценок и разрушении ложных нравственных чувств, а также в нравственной софистике и морализаторстве.

Ключевые слова: этика, этическое суждение, нравственный образ, нравственный смысл, нравственный рассудок, морализаторство.

 

Voevodin A. P. Moral Reason (Anthropology of Morality)

In discussions about the essence of morality, the status of ethics as a science is seriously criticized, the inadequacy of its detached theoretical rationality to the directly sensual subject of research is emphasized, up to L. Wittgenstein’s assertion of the actual meaninglessness of ethical value judgments. Doubt of the scientific validity of ethical rationality exacerbates the question of the practical significance of ethical knowledge, the possibility of its application in the practice of direct regulation of moral behavior. By identifying morality with subjective decision-making, modern ethics dissolves morality in all the diversity of human activities, deprives morality of its own substantive content, and therefore cannot consistently explain the specifics of the moral image itself, the originality of its value moral meaning. An alternative to theoretical and ethical rationality (episteme) is reasonableness or practical rationality (fronesis), which in the sphere of morality is «moral reason» as a direct knowledge of the individual himself, the moral meaning of his own sensual and moral States. The functional role of moral reason manifests itself in the conceptual modeling of the objective foundations of moral conflict and possible moral situations, the strengthening of moral stability, the correction of false moral assessments and the destruction of false moral feelings, as well as in moral sophistry and moralizing.

Key words: ethics, ethical judgment, moral image, moral sense, moral reason, moral firmness, moralizing.

16 Июн 2020 в 10:14. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв