Просмотров 604

Начиная с рационально-теоретических ограничений в этике Аристотеля, указанный парадокс теоретической безрассудности этической мысли неоднократно отмечался в литературе по этике и эстетике (И. Кант даже придумал его афористичную формулу: «разумное безумствование»), но особенно обстоятельно исследовался в работах Дж. Мура [6] и Л. Витгенштейна [2]. Безуспешно пытаясь втиснуть в привычный (эпистемо) логический масштаб этические суждения, австрийский философ был вынужден в растерянности констатировать несостоятельность такого рода попыток: «Мы до сих пор не преуспели в обнаружении правильного логического анализа того, что подразумеваем в наших этических и религиозных выражениях. То есть сейчас я понимаю, что данные предложения оказались бессмысленными не в силу того, что я не подобрал для них правильного [лингвистического] выражения, а потому что бессмысленность была самой их сущностью…», и далее категорический вывод: «Этика… не может быть наукой» [Там же, с. 245–246]. В его представлении «Этика же, если таковая возможна, сверхъестественна…» [Там же, с. 241].

Суть обозначаемой Витгенштейном проблемы состоит в следующем. В лекции «Об этике» он выделяет два смысла употребления этических терминов – относительный и абсолютный. С этой целью им приводятся различные определения этики и акцентируется внимание на том, «что каждое из них в действительности употребляется в двух сильно различающихся смыслах. Один из смыслов я назову тривиальным или относительным, а другой — этическим или абсолютным смыслом…» [Там же, c. 239]. Относительный смысл, по его утверждению, связан с функциональной оценкой фактов жизни: «хороший стул» – то есть служащий установленной цели; «хороший пианист» – умело играющий сложные произведения; «правильная дорога» – ведущая к цели. Подобные выражения им определяются как ценностные суждения о фактах: «Все суждения об относительной ценности можно представить просто утверждениями о фактах, никакое утверждение о фактах никогда не может быть (или же означать) суждением об абсолютной ценности» [Там же, с. 240]. «Используемые подобным образом, эти выражения не создают каких-либо сложных или глубоких проблем. Но в этике они употребляются иначе» [Там же], в абсолютном смысле. Например, «нам совершенно ясна бессмысленность разговоров о правильной дороге отдельно от такой цели» [Там же, с. 241].

Обнаруженное несоответствие функциональной и этической оценок Витгенштейн пытается интерпретировать как неудавшееся сравнение: «Когда мы говорим: „Это хороший парень”, то хотя слово „хороший” здесь и не обозначает того же самого, что и в предложении „Это хороший футболист”, однако кажется, будто имеется сходство. И когда мы говорим: „Жизнь этого человека была ценной”, мы имеем в виду не тот же самый смысл, который был бы присущ нашим разговорам о ценных ювелирных изделиях, но все же нам представляется, будто имеет место определенная аналогия» [Там же, с. 243]. Но «как только мы попытаемся отбросить сравнение и прямо утверждать стоящие за ним факты, то обнаружим, что таких фактов нет. И то, что вначале показалось сравнением, теперь окажется просто бессмыслицей» [Там же, с. 244].

Л. Витгенштейн, как, впрочем, и логический позитивизм в целом, обращает внимание на то, что ценностное суждение не может вытекать из абстрактно-научного утверждения о фактах. В рамках беспристрастной эпистемологии это может казаться бесспорным, однако бесспорным является и то, что представление о какой бы то ни было ценности или вредности устанавливается только в результате эмпирической оценки вещей и событий, в контексте целесообразной ситуации, и прежде всего в контексте практической деятельности, ибо в масштабах родовидовой классификации теоретической логики это сделать невозможно. Поэтому относительный (читай: аксиологический) смысл ценностного суждения «хороший пианист» также обусловлен «фактическим», в определении Витгенштейна, а по сути, каузально-целесообразным отношением оцениваемого человека к практическим целям или социальным функциям – «умело исполняет сложные произведения». Устранение цели разрывает логическую связь причины и следствия, делает подобную оценку бессмысленной, что он и пытается продемонстрировать, употребляя выражение «хороший человек».

16 Июн 2020 в 10:14. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв