Просмотров 103

В основе и поэтического видения, и философского «зазора» в бытии лежит один и тот же опыт «изначальной Завершенности» или «завершенной Изначальности» жизни – начало мира и его конец, соединившиеся в одном вневременном топосе поэтического взгляда и/или философской рефлексии. Так, М. К. Мамардашвили метафорически определял экзистенциальную цель философии как поиск «гражданства неизвестной родины»: «Человек остранен от привычного ему, обыденного мира, в котором он находится. В этот момент человек смотрит на него как бы глазами другого мира, и он начинает казаться ему непривычным, не само собой разумеющимся. Как белке, которая соскочила бы с известного колеса и со стороны вдруг посмотрела бы на это колесо. Это и есть сознание как свидетельство. То есть я подчеркиваю, во-первых, что есть сознание и, во-вторых, что термин „сознание” в принципе означает какую-то связь или соотнесенность человека с иной реальностью поверх или через голову окружающей реальности. Назовем это условно обостренным чувством сознания. Оно связано в то же время с какой-то иномирной ностальгией» [7, с. 42]. Его ученик Ю. П. Сенокосов в эссе «Призвание философа» писал в связи с этим об «эквифинальности духовного усилия философа религиозной свободе мистика, в бытийно-личностном акте раскрывающего предельные возможности „обожения” человека» [13, с. 8]. Поэтому «философ неизбежно приходит и решает свою жизненную задачу в той мере, в какой он выталкивается своим предназначением на границу культуры и открывает сквозное, большое время, „тайну времени”. Он один переживает в этот момент всю муку с трудом выговариваемого слова, ибо только ему известна вся мера его неведения» [Там же]. В конечном итоге философия «есть мысль мысли, или сознание возможности большего сознания» [Там же, с. 12]. Этот выход за рамки привычных образов и моделей сознания, возможный только в искомом топосе «гражданства неизвестной родины», есть радикальная форма маргинальности.

Эта «иномирная ностальгия» М. К. Мамардашвили является аллюзией на известное определение философии М. Хайдеггером в «Основных понятиях метафизики»: «Философия – последнее выговаривание и последний спор человека, захватывающие его целиком и постоянно. Но что такое человек, что он философствует в недрах своего существа, и что такое это фило­софствование? Что мы такое при нем? Куда мы стремимся? Не случайно ли мы забрели однажды во вселенную? Новалис говорит в одном фрагменте: „Философия есть, собственно, ностальгия, тяга повсюду быть дома”. Удивительная дефиниция, романтическая, естественно. Ностальгия – существует ли сегодня вообще такое? Не стала ли она невразумительным словом, даже в повседневной жизни? В самом деле, разве нынешний городской человек, обезьяна цивилизации, не разделался давно уже с ностальгией? А тут еще ностальгия как определение философии!» [15, с. 28]. Такое определение философии через экзистенциал ностальгии, к тому же данный через отсылку к изречению поэта, – весьма показательно. Речь здесь идет о метафизической ностальгии по «неизвестной родине», а не ностальгии в обыденном, чисто психологическом смысле.

16 Июн 2020 в 10:10. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв