Просмотров 11

Язык А. С. Пушкина, на котором росли наши старшие поколения и который выражает национальный принцип жизнеречения, стал чужим для последующих поколений (возможно, трех, по наблюдениям социологов, хотя американцы, тщательно отслеживающие наше состояние в плане русскости, считают, что уже четырех). Несмотря на то, что литература по проблемам онтологии русского языка, языка и ментальности, русской азбуки через философию космизма идет потоком, тем не менее наблюдается смена типа культуры под официальным напором (книжная культура не просто вынуждена уступать дорогу культуре информационно-технократической, что убивает живую душу и обезличивает человека; библиотеки и редкие книги уничтожаются, как и редкие коллекции журналов). Нередко наши дети (особенно в мегаполисах), имея убогий словарный запас, в совершенстве владеют компьютерными технологиями, которые трансформируют полифоническое естественное мышление в бинарное (с ответом «да» – «нет»), примитивно искусственное.

Репетиторство задавило всё и вся, а это – колпак, под которым безысходно пребывают наши школьники и студенты.

Важнейшим достижением современной науки о слове является постулат о взаимной обусловленности мысли и слова. Не только мысль влияет на слово, но и образ слова формирует образ мысли, т. е. ребенок мыслит на своем родном языке. Именно родное слово формирует ментальность и личность ребенка. Это зерно философии образования в России (само слово «образование» является производным от «образ» (разить – «попадать в цель»), а образ – исход слова), которое сохранялось при самых разных реформах нашего образования в разные эпохи.

Но если на Алтае и гимназии, и образовательные центры приглашают читать лекции по этим проблемам специалистов из Новосибирской АН, то в центральной России нередко ориентация школы направлена только на «успех», «победу» и т. д. Вполне очевидно, что в этом случае мы будем растить карьеристов, которых не будет волновать судьба своего Отечества, своего народа, своего ближнего. Значительная часть выпускников школ и вузов безразличны даже к собственной судьбе, а «пофигизм» считают достоинством.

Можно сказать, что в значительной мере обороняли наше образование простые труженики-патриоты – преподаватели и учителя, которые в силу своей русской ментальности оберегали русское слово и русскую культуру. Они же вместе с профессорами спасли нашу школу от внедрения идеи секс-образования уже в начальных классах.

Всем нам необходимо повернуть свое сердце и мысль к живому слову как Божественному Логосу, схоласты и формалисты, «великие» реформаторы убивают его, а вместе с тем и его носителя – ученика школы и студента. Только целостное его восприятие (а через слово воспринимается и мир) формирует личность как принадлежность данного этноса, данной нации. Беда современной школы и вуза – в отсутствии гражданской позиции, в уходе от реальной жизни, которую часто заменяет суррогат с ориентацией на чужой язык и чужую культуру, что и лежит, главным образом, в основе разрушения нашего образования, а значит, и его результатов – личности школьника и студента. Процесс глобализации преследует именно эту цель, которая в значительной мере достигнута на почве России. Мы успешно растим кочевников, о чем мечтал крупнейший британский историк, философ истории, культуролог А. Тойнби.

09 Дек 2019 в 11:09. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв