Просмотров 135

Все три произведения посвящены обществу будущего, которое в своем развитии стало античеловеческим. В каждой книге по-своему описано, как общество расчеловечивает своих членов и добивается тотального контроля над ними.

Самый первый роман в этом списке – «Мы» Замятина – создан в России, два других – в Англии. Роман Замятина еще в двадцатых годах был переведен на несколько языков и опубликован в США и странах Европы. Хаксли утверждал, что прочитал роман Замятина в конце жизни [6, с. 51]. Оруэлл, напротив, сознательно полемизировал и с Замятиным, и с Хаксли [Там же, с. 53].

Исследователи отмечают сходство романов на уровне построения сюжета [3, с. 257–258]. Перечислим основные черты сходства:

– любовь, которая заставляет члена общества выйти за рамки и войти в конфликт с государством;

– финальная беседа с диктатором-правителем-основателем, в ходе которой тот объясняет герою, что делают правители государства и зачем;

– обреченность борьбы и гибель героя, который перед смертью ломается и принимает сторону государственной машины.

Во всех трех романах присутствует еще один общий элемент сюжета, который не акцентируется структурно, однако играет решающую роль в сюжете. Правители государства будущего оказываются людьми современной авторам культуры начала или первой половины ХХ века. Причем правители антиутопий оказываются носителями не массовой, а элитарной культуры этого времени: они любят и ценят литературу и музыку, запрещенную управляемым, читают и понимают высокую поэзию, хорошую прозу, сложную музыку, разбираются в философии и теологии. Все эти виды творчества и произведения искусства категорически запрещены в тех государствах, которые они построили и которыми управляют. Правители наслаждаются высокой культурой, от которой отлучили всех остальных. Таким образом, правители оказываются сознательными антагонистами в происходящем конфликте одиночки и государственной машины – они хорошо понимают, что именно уничтожают в людях и зачем.

Нужно отметить, что у Замятина и Хаксли руководители утверждают, что ограничивают доступ к сложной культуре прошлого для блага общества, ради покоя и удовольствия самих руководимых: простые люди имеют простые радости, которые общество в состоянии им обеспечить. Люди более сложные эмоционально и интеллектуально неизбежно будут выходить за рамки, что приведет к катастрофе их самих и окружающих. Поэтому сложная элитарная культура, а также развитая индивидуальность должны оставаться достоянием меньшинства, ибо общество не сможет воспроизводить себя и обеспечивать потребности всех, если каждый будет развитой личностью.

У Оруэлла же проблема управления и уничтожения индивидуальности управляемых поднимается до теологических высот: О’Брайен недоволен, когда Уинстон начинает говорить о благе общества, и заявляет, что им, высшим существам, нет никакого дела до блага общества, что оскорбительно даже думать, будто они хоть пальцем пошевелят ради низших каст. У Оруэлла правители правят потому, что хотят власти, и это единственное, что им интересно.

30 Дек 2020 в 10:57. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв