Просмотров 135

Увлеченность английских писателей этим сюжетом и такое влияние Замятина, не единственного русского писателя, пишущего об общественном устройстве, показывают, что тема была востребована в западном обществе. В жанре антиутопии западный мир первой половины ХХ века сформулировал свои основные страхи, и самым главным из них является страх уничтожения индивидуальности, который присутствует во всех трех романах.

У Замятина уничтожение индивидуальности прописано явно, персонажи его мира даже не имеют имен, только номера. Одинаковость и взаимозаменяемость «нумеров» – главный идеал Единого Государства.

У Хаксли ситуация представлена наиболее реалистично. Это единственный из трех романов, где общество управляется не только с помощью тотального контроля и прямого насилия. У людей дивного нового мира есть имена, а также развлечения и личная жизнь, и эти сферы регулируются не столько грубой силой, сколько умелым манипулированием.

В обществе, описанном Хаксли, у разных групп общества создаются разные рефлексы, которые порождают разные вкусы в потреблении, общении, развлечении. Нужные параметры человека формируются еще до рождения путем воздействия на эмбрион. Продолжает процесс всеобщее воспитание, а точнее, всеобщая дрессировка, которая длится весь формативный возраст, в детстве и юности. Самое главное отличие от мира Замятина состоит в том, что в дивном новом мире развлечения не запрещены, а профессионально регулируются. Например, детей рабочих каст дрессируют так, чтобы им неприятно было видеть книги и розы, то есть они не могли бы по собственной воле читать и созерцать природу, однако такими же методами в них вбивают любовь к дорогим видам спорта, которые требуют постоянного обновления спортивного инвентаря, что приносит прибыль государству.

У Оруэлла проявление индивидуальности, независимости мышления, выражение своего взгляда на вещи является преступлением, однако мир Оруэлла только на пути к тому состоянию, которого достигли жители дивного нового мира, где такие вещи, как независимость мышления, невозможны в принципе, блокируются на биологическом и физиологическом уровне. Герои Оруэлла еще понимают, что значит мыслить самостоятельно, и могут это делать. В то же время общество, которое они создали, в сфере целеполагания иррационально, если на уничтожение каждого инакомыслящего тратятся такие силы, как на одного Уинстона. Общество небогато, при этом скудные его ресурсы тратятся на удовлетворение желания правителей найти того, с кем можно интеллектуально побеседовать, впечатлить его своей безграничной мощью, а затем сломить и уничтожить. Это еще раз показывает, что роман Оруэлла – своеобразная притча о природе власти и о страхах, которые возникают в общественном сознании при попытках смоделировать развитие современной ситуации в будущем. Роман Оруэлла явно демонстрирует основную схему такой модели: полностью управляемое общество возможно лишь при условии уничтожения индивидуальности управляемых; индивидуальность – главный враг контроля и управления, потому что развитая личность не вписывается в общие рамки и не позволит собой управлять.

Итак, анализ антиутопий Замятина, Хаксли и Оруэлла показывает, что в период, когда создавались эти произведения, люди западноевропейской культуры больше всего боялось потерять индивидуальность. Во всех трех романах с разной степенью четкости звучит мысль, что только потеря индивидуальности делает общество управляемым. Уничтожение индивидуальности – непременное условие потери свободы человеком и обществом.

30 Дек 2020 в 10:57. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв