Просмотров 1,474

Субъективистская «зашоренность» теоретической этики эгоистически-обывательскими концептами добра и зла не позволяет увидеть, что в сознании нравственно вменяемого человека реально присутствует не одна, а две формы осознания добра и зла: два добра и два зла – эгоистическое (свое добро и зло) и нравственное (чужое добро и зло).

Первичными являются эгоистические формы. Ребенка изначально учат любить себя, различать удовольствие и неудовольствие, стремиться к удовольствию и избегать неудовольствия. Соответственно, первичные формы рефлексии являются интуитивными ценностными образами и связаны с эмоциональным отнесением психологических образов к положительному или отрицательному полюсу в индивидуальной картине мира. Эгоистический смысл добра зиждется на оценке удовлетворения личных интересов и состоит в удовольствии от удовлетворения личных интересов либо в удовольствии от оценки предметного мира как способного к возможному удовлетворению личных интересов в будущем. Таким образом, сенсуалистически понятая интуиция добра изначально представляет собой обобщенное эмоциональное состояние по поводу утилитарной оценки условий жизни индивида.

Нравственное же понимание добра (как чужого добра) формируется на основе утилитарно-эгоистического переживания чувства добра, является его дальнейшим развитием – эмоциональным обобщением и «эмоциональной абстракцией». Нравственный образ добра появляется вместе со способностью индивида различать свои и чужие интересы в процессе «переноса» личных эмоций на нужды чужого тела и установления условно-рефлекторной связи между чужим удовольствием (неудовольствием) и собственным удовольствием (неудовольствием). Педагогическим инструментом или социально культивируемым способом эмоционального обобщения и формирования такой связи служит «золотое правило» нравственности: «По отношению к другим людям поступай всегда так, как ты хотел бы, чтобы они поступали по отношению к тебе». Возникающее в процессе подобного «переноса эмоции» нравственное чувство есть мое собственное, личное чувство, оно «живет во мне», но содержанием его являются не мои, а чужие интересы, интересы чужого тела (общества).

Появление нравственного чувства является результатом эмоционального обобщения и эмоциональной абстракции личного блага в переживание блага как такового, как присущего всем блага и формирования на этой основе способности индивида переживать чужие интересы как свои собственные. В описываемом процессе «нравственное уподобление» трансформируется в «сопереживание», а с ним появляются и специфические «моральные образы» – переживание чужого счастья или горя как своего собственного, что позволяет индивиду осознавать нравственный смысл своего поведения. Из этого следует, что смысловым содержанием морального образа как «голоса общества в человеке» является общественный интерес, а формой его представленности в психике служит нравственное чувство.

Итак, исходными и простейшими моральными образами являются нравственные чувства добра и зла. Их парадоксальность состоит в том, что в отличие от утилитарно понятого эгоистического добра нравственное чувство добра представляет собой удовольствие от удовлетворения не своего, а чужого интереса – радость при виде чужого благополучия. Это удовольствие от самопожертвования, удовольствие, подобное тому, как это происходит в случае угощения, когда «мои конфеты ест другой». Соответственно, нравственное чувство зла также является эмоциональным обобщением и абстракцией страдания и, будучи «перенесенным» на других людей, парадоксальным образом обнаруживается как страдание при виде чужой беды! В отличие от порочности эгоистически окрашенной, испепеляющей душу мстительной злобности или самодовольно торжествующего злорадства, нравственное чувство зла является положительным и добродетельным нравственным чувством, без которого невозможно полноценное познание и представительство чужих интересов в психике индивида и, как следствие, нравственное сочувствие чужому горю, сострадание и самопожертвование. Незаменимое значение позитивного образа морального зла состоит в том, что в нравственном развитии человека нравственное чувство зла служит исходным моментом в формировании чувства вины (греховности) и в дальнейшем в христианской культуре трансформируется в чувство совести как страдания от зла, которое человек сам причинил кому-либо или может причинить, а также является неустранимым составным элементом более сложных и высших нравственных состояний, таких как нравственная ответственность, долг, дружба, любовь, патриотизм, всех тех нравственных чувств, которые включают в свой состав сострадание к другим людям.

09 Дек 2019 в 11:16. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

pediasleep.com site web pour les appareils mobiles

Ваш отзыв