Просмотров 1,466

Ключевой вопрос здесь состоит в том, чтобы объяснить, каким же образом индивид может знать (или ощущать) то, что находится не в его теле, а в психике иного организма, а тем более воспринимать чужое как свое? Каким образом «голос общества» существует в индивидуальном человеке? Следует признать, что в современной этической теории отсутствуют сколько-нибудь разработанные когнитивно-аксиологические или психологические схемы описания данного процесса. Однако истории науки известны антропологические концепты шотландской школы в опытах сенсуалистической интерпретации нравственного познания.

Как мы уже отмечали выше, о своих интересах люди узнают с помощью эмоций. Вслед за Д. Локком Д. Юм называл такой способ познания внутренней или «эмоциональной рефлексией». Поэтому естественно предположить, что чужие интересы мы также распознаем с помощью эмоций: «Согласно Шафтсбери, человек, видя поступки других, испытывает эмоции, например, благожелательности или сострадания. Посредством рефлексии, или рефлексивного чувства (reflected sense), эти эмоции, а также поступки, по поводу которых они возникают, становятся предметом ума (mind), благодаря чему возникает «эмоция другого вида», выражающаяся в одобрении или осуждении» [2, с. 176–177]. Нравственная интуиция, как, впрочем, и нравственное познание в целом, становятся возможными с развитием эмоций индивида и появлением способности к эмоциональному обобщению и «эмоциональной абстракции»1, благодаря которой появляется возможность своеобразного «отвлечения» собственных эмоций индивида и «перенесения» их на поступки и мнения других людей.

Современные психологические модели «эмоционального интеллекта» представляются одним из вероятных способов объяснения способности индивида распознавать эмоции и интересы других индивидов [1]. В связи с этим можно сослаться также на проведенные социобиологами исследования человеческого мозга, в результате которых было которые установлено, что «части коры головного мозга субъекта, которые задействованы в период занятости человеком вопросами морали, не формируют отдельную когнитивную подсистему. Зачастую в период решения задач морали задействуются области мозга, локализующие в себе нейронную сеть, отвечающую за представления субъектом о намерении других. В такой же мере задействуется нейронная сеть, отвечающая за представление индивидом эмоционального переживания других личностей. То есть во время решения моральных задач человек использует те участки своего мозга, которые соответствуют сопереживанию и эмпатии, это свидетельствует, что мораль направлена на развитие взаимопонимания субъектов между собой (умение индивида видеть вещи глазами другого субъекта, понимать его чувства и переживания)» [12].

В эстетической антропологии процессы эстетического моделирования и познания эмоций исследуются посредством анализа специфических инструментов художественного познания: «вчувствования», «уподобления» и «сопереживания» [8, с. 258–260]. Нравственное познание эмоций не составляет исключения. Уподобление – сущностная характеристика субъекта, способность жить чужими интересами и двигаться по законам чуждых его телу вещей, как по законам собственного тела. Показательными в этом плане являются детские и обучающие игры, театральные модели нравственных коллизий, познавательные эксперименты, любая профессионально-предметная деятельность. Кроме человека, ни одно другое живое существо не является субъектом. Однако уподобление само по себе, как элемент любого собственно человеческого целенаправленного действия, не является изначально нравственным и может быть использовано для обострения конфликта или во вред другим людям. В нравственном конфликте уподобление служит средством целесообразно-практического (ценностного) познания и представляет собой предварительно-отстраненный способ узнавания чужих интересов.

09 Дек 2019 в 11:16. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв