Просмотров 1,474

Не составляют исключения и либерально-буржуазные преобразования последних лет, которые под лозунгами абстрактного понимания личной свободы и такой же абстрактной справедливости, артикулируемой в виде так называемых идеальных «общечеловеческих ценностей», насильственно внедряют «идеалы» европейского потребительского антропоцентризма – распущенной вседозволенности и эгоистического индивидуализма. Нравственные последствия либеральных социотрансформаций и внедрение потребительских моделей социализации индивидов с исключительной остротой поставили на теоретическую повестку дня вопрос о сущности и функциональном предназначении морали. Как неоднократно высказывался ведущий этик России А. А. Гусейнов, среди современных философских проблем самой важной и самой насущной является создание новой философии морали: «Современное состояние этики, теоретической этики, философской этики, как бы мы ее ни называли, основные вехи которой образуют имена Аристотеля, Канта, Милля и др., не позволяет осмыслить новую моральную реальность» [10]. Ученый утверждает: «Состояние этики в настоящее время такое, что она упирается в необходимость новой систематизации. Этика в данном случае является лишь индикатором некоего общего процесса моральной дезориентированности, угрожающего самим основам исторического существования человека. Я бы сказал так. Все кругом кричит о том, что мы нуждаемся в новом понимании, новом философском образе морали» [6, с. 262].

Разделяя научную озабоченность и социальную ответственность А. А. Гусейнова (по его собственному признанию, нравственное, вплоть «до внутреннего стыда», смущение [10] теоретической несостоятельностью современной философии морали), главный редактор журнала «Вопросы философии» Б. И. Пружинин предельно заостряет внимание участников круглого стола «Мораль в современном мире и проблемы российской этики»: «Сегодня в российском этическом сообществе возникла острая потребность в переосмыслении путей, подходов и концептуального аппарата этической проблематики» [Там же]. В продолжение этой мысли, Р. Г. Апресян, соглашаясь с обозначенной критической оценкой А. А. Гусейновым состояния теоретической этики, настаивает на необходимости возвращения к исходному посылу дискуссии и центральной задаче этики: «Прежде чем разглядывать мораль в мире… нам по-прежнему предстоит решить более важную задачу – понять, что собой представляет мораль сама по себе» [Там же].

По мнению участников круглого стола, всеобщая неудовлетворенность состоянием теоретической рефлексии морали присуща не только отечественной, но и зарубежной философской мысли. Б. Н. Кашников, например, прямо заявляет: «Современная теоретическая этика в Европе, как мне представляется, зашла в тупик, … количество создаваемых теорий настолько велико, а их роль настолько мала, что в последнее время в аналитической этике сформировался теоретический скептицизм» [Там же]. В подтверждение этой общей неудовлетворенности состоянием современных этических исследований Б. Н. Кашников ссылается на А. Макинтайра, который в своем известном обобщающем труде «После добродетели» приходит к неутешительному выводу: «…язык морали перешел из состояния порядка в состояние беспорядка» [9, с. 20]. По наблюдению А. Макинтайра, «наиболее поразительной особенностью современных сочинений о морали является то, что столь значительная их часть посвящена разногласиям во взглядах на эту самую мораль» [Там же, 11]. В результате исследователь, вслед за Дж. Муром, приходит к категорическому отрицанию даже самой возможности построения надежной и общепризнанной теории морали: «Согласие по поводу моральных суждений не гарантируется никаким рациональным методом, потому что такого метода нет» [Там же, с. 21]. Таким образом, закономерным логическим следствием беспомощности теоретико-созерцательного подхода к проблемам морали явилось отрицание самой возможности ее рационально-теоретического исследования. К похожему выводу приходит и Л. Витгенштейн в своей «Лекции об этике», когда утверждает, что мораль не умещается в языке и о ней, как о религии, можно только молчать [3]. Современная ситуация в этике, по мнению А. А. Гусейнова, «выглядит как отступление, интеллектуальная капитуляция» [6, с. 239–240].

09 Дек 2019 в 11:16. В рубриках: Социум. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв