Просмотров 152

Постмодернистское сознание проявляет себя как сознание знаковое, семиотическое. Знак маскирует отсутствие субстанциональной реальности как таковой [11, с. 29]. Использование постмодернистского знака указывает, прежде всего, на отсутствие объекта, этим знаком заменяемого. Место обозначаемой реальности здесь принадлежит гипотетическому «культурному пространству», произвольно смоделированному постмодернистским сознанием и порой оборачивающемуся полным ничто [Там же]. По словам украинского исследователя В. А. Личковаха: «Главным достижением неклассического искусства, особенно постмодернизма, является эниоэстетика и мистика ничто – «пустого» пространства, монохромной колористики, безмолвной тишины. В произведениях подобной «дзэновской» направленности на первый план выходят созерцание и интуиция (медитация), которые стимулируются не линией или звуком, но их отсутствием, паузой. Эниоэстетическая чувственность здесь сливается с мистической» [8, с. 101].

Для некоторых художников и писателей «эпохи постмодерна» характерно обращение к христианскому вероучению с целью обоснования своего творчества. Для других постмодернистов поиски смысла в «обессмысленном мире» связаны с обращением к религиозно-философскому синтезу Индии и стран Дальнего Востока. Так, например, эстетические взгляды выдающегося абстракциониста П. Клее перекликаются с религиозно-философскими представлениями дальневосточной традиции. В то же время между восточным мировоззрением и западноевропейским постмодернизмом существуют серьезные отличия в плане понимания сакрального. Как утверждает С. Коренев, «постмодернизм дает восточному человеку шанс победить западную культуру в самом себе, победить западную рациональность, деформирующую его сознание с помощью западного же противоядия» [7]. Однако большинство произведений литературы и искусства постмодерна не испытывают какого-либо тяготения к религиозному началу. Они никак не связаны ни с христианством, ни с другими мировыми и национально-государственными религиями.

Постмодернизм в религиозном плане может выступать в качестве проявления неоязычества. Он стремится к возрождению ранних форм религии, в частности фетишизма и шаманизма, которые представляются постмодернистскому сознанию в качестве образцовой модели «спасения коллективной души человечества» [9, с. 317]. Отсюда и радикально отличающийся от христианского пути спасения выход в трансцендентную и трансперсональную сферу, существующий в «неорелигиозном» сознании постмодерна. Этот выход осуществляется с помощью наркотического опьянения, использования различных галлюциногенов, рок-музыки, спонтанных действий, проявляющихся в хеппенинге и других направлениях современного искусства. Выход в «иную» реальность постмодернистское мировоззрение рассматривает как «возвращение рая».

15 Фев 2017 в 11:43. В рубриках: Кризис антропности. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв

Навигация

Рубрики

Поиск

Архив

Наш город

Подписка

  • Наша группа Вконтакте
  • Подписка на Фейсбук
  • Подписка на Твитер