Просмотров 192

Эпоха постмодерна призывает «спешить жить» «здесь и сейчас» и не содержит никаких иллюзий относительно посмертного существования. Поэтому важными видами деятельности художника являются те, которые изменчивы и сиюминутны – мода и дизайн, хепенинг и инсталляции. Такое искусство не стремится обрести вечность, как это было свойственно античным статуям, средневековым иконам или шедеврам искусства эпохи Возрождения. Возникает новая мифология постмодерна, где, кроме потребления, выраженного в денежном эквиваленте, другие божества отнюдь не всемогущи. Как отмечает Н. А. Хренов: «Преодоление времени и пространства, успевших утвердить себя в Новое время, или освобождение от них в мифе соотносится с их новым статусом в художественной картине мира. Собственно, свобода от них человека XX века свидетельствует, что миф становится необходимым измерением времени и пространства как основных категорий художественной картины мира XX века» [9, с. 112].

Произведения искусства античности и Возрождения являются знаковыми не только для своей эпохи, но и для всех последующих. Они продолжают оказывать существенное воздействие на формирование мировоззрения человека нынешнего времени. Более того, образы, запечатлённые на картинах художников классического направления, позволяют сконцентрировать сознание воедино. Именно эти устойчивые образы не позволяют сознанию распасться на отдельные фрагменты или погрузиться в мир хаоса, как это, в частности, происходит при созерцании произведений художников-постмодернистов или при чтении «Поминок по Финнегану» Дж. Джойса.

В конце ХІХ – начале ХХ века в контексте философии и эстетики символизма активно разрабатывалась концепция искусства как религии «нового века». Несмотря на существование изначальной связи между искусством и религией, которая долгое время служила идеологическим обоснованием необходимости искусства, отождествить их друг с другом стало возможным только в результате кардинального изменения представлений о сакральном начале в эпоху модерна. Это было связано с перекодировкой сакрального в эстетическое, что явилось результатом глубокого кризиса религиозного мировоззрения. В работе «Человеческое, слишком человеческое» Ф. Ницше говорит о глубокой внутренней связи между искусством и религией, а также о том, что в секуляризованном мире именно искусство, в какой-то мере, призвано заменить собой религию: «Искусство подымает главу, когда религии приходят в упадок. Оно перенимает множество порожденных религией чувств и настроений, согревает их у своего сердца и становится теперь само более глубоким, одухотворенным, так что способно сообщать воодушевление и возвышенное настроение, чего оно еще не могло делать раньше» [10, с. 326]. Немецкий философ мечтает о реализации в будущем «эстетической утопии», где новая чувственность и новое мировоззрение человечества будет формироваться в первую очередь средствами искусства.

02 Окт 2017 в 12:14. В рубриках: Арт-заметки. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв