Просмотров 1,020

Антропоцентризм помещает человека в центр мироздания. Индивид начинает смотреть на мир из этого центра, мнит себя высшей ценностью и мерой всех вещей. Он стремится утвердиться и выявить самого себя как нечто абсолютное, как некую безграничную уникальную потенцию, которую необходимо универсально актуализировать. Это путь богоподобия и самообожествления, путь овладения миром. Его проявления – слава, власть, великолепие. Долг перед ближним, сдерживающий нравственный пафос ответственности перед Богом и обществом отступают на задний план.

Концептуальными теоретиками антропоцентризма по праву считаются итальянские гуманисты – «кабинетные ученые» и деятели искусств Возрождения, которые были на содержании у толстосумов и потратили свой талант на теоретическое обоснование и политическое утверждение права богатых не отдавать церкви свои богатства, а тратить их на удовлетворение земных (телесных) удовольствий. И хотя гуманисты к этому откровенно не призывали, их личная и публичная жизнь в эпоху итальянского Возрождения была демонстративным вызовом христианской идеологии и морали, ярким социокультурным экспериментом по практическому воплощению идей эгоистического «самообожествления» и направленности человека на самого себя [2, с. 120 – 138]. На деле же под знаменами буржуазного гуманизма впервые теоретически обосновывался примат принципа тотальности индивидуализма в организации совместной жизни людей. Индивид должен жить только для себя, он есть высшая ценность и мера в мире; личный интерес индивида состоит в свободном удовлетворении любых своих желаний и страстей. Подтверждением могут служить бесчисленные примеры нескончаемого смакования всех известных человеческих удовольствий и пороков, а также их эстетических сублимаций, начиная с работ Боккаччо, Рабле, Чосера и заканчивая современными акциями Femen, Pussy Riot и особо острого наслаждения от безнаказанного оскорбления других Charlie Hebdo. За всеми этими потугами в обретении личной свободы угадывается дьявольская ухмылка капризов своеволия, своекорыстия, вседозволенности и разнузданности страстей. Возведенный в абсолют индивидуализм отрицает христианский нравственный принцип единства в любви, поклоняется инстинктам и мамоне: «Я богат, значит, бог меня любит».

15 Фев 2017 в 12:17. В рубриках: Кризис антропности. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв