Просмотров 1,020

Индивидуализм – это личная обращенность человека к самому себе, непрерывно длящееся удовлетворение себялюбия и корыстолюбия, превращающее все, с чем сталкивается индивид, в средство личного насыщения. Но индивид живет в обществе, среди других индивидов, а поскольку средств для удовлетворения интересов всегда меньше, чем самих интересов, то интересы людей неизбежно сталкиваются, что ведет к вытеснению традиционной морали и порождает насильственно-правовые формы их регулирования. Конфликт интересов – норма существования политически организованного общества. Естественно понятый человек рассматривается в аристотелевских дефинициях animal politicos и аnimal sociale как заброшенный в беспощадный мир конкуренции и вынужденный сражаться за свое существование одиночка. Формула Гоббса «война всех против всех» является неизбежным результатом идеологии антропоцентризма и индивидуализма. Удовлетворение интересов возможно двояким путем: либо вступив в схватку с обладателями конкурирующих интересов, к чему не все люди готовы, либо сознательно ограничив свой личный интерес. Согласно «теории разумного эгоизма», правильно понятый личный интерес индивида (его польза) состоит в том, чтобы не препятствовать счастью другого: «Моя свобода должна заканчиваться у кончика носа другого индивида». Поэтому сознательное ограничение желаний – ключевая нота идеала человека эпохи Просвещения: если идеал Возрождения – ничем не ограниченный индивидуализм, то идеал Просвещения – человек, который может себя во всем ограничить. Это эгоистический идеал мещанина или Пошлости, утверждающейся как скучная норма сытой, размеренной, лишенной беспокойства буржуазной жизни.

Проблема разума в регулировании нравственного поведения людей является центральной для этики и антропологии в целом. Не случайно философия родилась в поисках рационального ответа на вопрос: как быть счастливым? Первоначальный ответ был очевиден – нужно стремиться к удовольствиям и избегать неудовольствий, для чего нужно быть любомудром-философом или много знать, чтобы уметь получать желаемые удовольствия. Но как быть с вредными удовольствиями и полезными неудовольствиями, чувством стыда, вины, состраданием? В ответ греки (Демокрит) создали «этику благоразумия», в которой разум сдерживает страсти и определяет выбор удовольствия. Эпикур и стоики мысль о нравственном благоразумии развили в идею разумного самоограничения, которая в христианстве приобрела норму абсолютного запрета на телесные наслаждения и поставила разум на службу вере. Антропоцентризм же отбросил все нравственные ограничения разума и, напротив, поставил разум на службу утехам и своекорыстию индивида. В теориях утилитаризма «естественный человек» рассматривается как наделенное разумом животное, у которого имеется врожденное стремление к сытости, а разум является инструментом для обслуживания тела и удовлетворения страстей. Другие индивиды также рассматриваются в качестве инструмента или средства удовлетворения личных интересов. Разум помогает составить калькуляцию их использования с наибольшей эффективностью, в том числе и с использованием разумного самоограничения. В этой целесообразной расчетливости как раз и заключается ключевой признак ущербности морали антропоцентризма: окружающие люди, народы, страны оцениваются как инструмент, как технологическое средство достижения личных целей, позволяющее отдельным индивидам или странам устраивать «пир во время чумы» вместо консолидации совместных усилий и нравственного самопожертвования во имя предотвращения социальных бедствий.

15 Фев 2017 в 12:17. В рубриках: Кризис антропности. Автор: admin_lgaki

Вы можете оставить свой отзыв или трекбек со своего сайта.

Ваш отзыв